Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Совещание.

Петров пришел во вторник на совещание. Ему там вынули мозг, разложили по блюдечкам и стали есть, причмокивая и вообще выражая всяческое одобрение. Начальник Петрова, Недозайцев, предусмотрительно раздал присутствующим десертные ложечки. И началось.
— Коллеги, — говорит Морковьева, — перед нашей организацией встала масштабная задача. Нам поступил на реализацию проект, в рамках которого нам требуется изобразить несколько красных линий. Вы готовы взвалить на себя эту задачу?
— Конечно, — говорит Недозайцев. Он директор, и всегда готов взвалить на себя проблему, которую придется нести кому-то из коллектива. Впрочем, он тут же уточняет: — Мы же это можем?
Начальник отдела рисования Сидоряхин торопливо кивает:
— Да, разумеется. Вот у нас как раз сидит Петров, он наш лучший специалист в области рисования красных линий. Мы его специально пригласили на совещание, чтобы он высказал свое компетентное мнение.
— Очень приятно, — говорит Морковьева. — Ну, меня вы все знаете. А это — Леночка, она специалист по дизайну в нашей организации.
Леночка покрывается краской и смущенно улыбается. Она недавно закончила экономический, и к дизайну имеет такое же отношение, как утконос к проектированию дирижаблей.
— Так вот, — говорит Морковьева. — Нам нужно нарисовать семь красных линий. Все они должны быть строго перпендикулярны, и кроме того, некоторые нужно нарисовать зеленым цветом, а еще некоторые — прозрачным. Как вы считаете, это реально?
— Нет, — говорит Петров.
— Давайте не будем торопиться с ответом, Петров, — говорит Сидоряхин. — Задача поставлена, и ее нужно решить. Вы же профессионал, Петров. Не давайте нам повода считать, что вы не профессионал.
— Видите ли, — объясняет Петров, — термин «красная линия» подразумевает, что цвет линии — красный. Нарисовать красную линию зеленым цветом не то, чтобы невозможно, но очень близко к невозможному…
— Петров, ну что значит «невозможно»? — спрашивает Сидоряхин.
— Я просто обрисовываю ситуацию. Возможно, есть люди, страдающие дальтонизмом, для которых действительно не будет иметь значения цвет линии, но я не уверен, что целевая аудитория вашего проекта состоит исключительно из таких людей.
— То есть, в принципе, это возможно, мы правильно вас понимаем, Петров? — спрашивает Морковьева.
Петров осознает, что переборщил с образностью.
— Скажем проще, — говорит он. — Линию, как таковую, можно нарисовать совершенно любым цветом. Но чтобы получилась красная линия, следует использовать только красный цвет.
— Петров, вы нас не путайте, пожалуйста. Только что вы говорили, что это возможно.
Петров молча проклинает свою болтливость.
— Нет, вы неправильно меня поняли. Я хотел лишь сказать, что в некоторых, крайне редких ситуациях, цвет линии не будет иметь значения, но даже и тогда — линия все равно не будет красной. Понимаете, она красной не будет! Она будет зеленой. А вам нужна красная.
Наступает непродолжительное молчание, в котором отчетливо слышится тихое напряженное гудение синапсов.
— А что если, — осененный идеей, произносит Недозайцев, — нарисовать их синим цветом?
— Все равно не получится, — качает головой Петров. — Если нарисовать синим — получатся синие линии.
Опять молчание. На этот раз его прерывает сам Петров.
— И я еще не понял… Что вы имели в виду, когда говорили о линиях прозрачного цвета?
Морковьева смотрит на него снисходительно, как добрая учительница на отстающего ученика.
— Ну, как вам объяснить?.. Петров, вы разве не знаете, что такое «прозрачный»?
— Знаю.
— И что такое «красная линия», надеюсь, вам тоже не надо объяснять?
— Нет, не надо.
— Ну вот. Вы нарисуйте нам красные линии прозрачным цветом.
Петров на секунду замирает, обдумывая ситуацию.
— И как должен выглядеть результат, будьте добры, опишите пожалуйста? Как вы себе это представляете?
— Ну-у-у, Петро-о-ов! — говорит Сидоряхин. — Ну давайте не будем… У нас что, детский сад? Кто здесь специалист по красным линиям, Морковьева или вы?
— Я просто пытаюсь прояснить для себя детали задания…
— Ну, а что тут непонятного-то?.. — встревает в разговор Недозайцев. — Вы же знаете, что такое красная линия?
— Да, но…
— И что такое «прозрачный», вам тоже ясно?
— Разумеется, но…
— Так что вам объяснять-то? Петров, ну давайте не будем опускаться до непродуктивных споров. Задача поставлена, задача ясная и четкая. Если у вас есть конкретные вопросы, так задавайте.
— Вы же профессионал, — добавляет Сидоряхин.
— Ладно, — сдается Петров. — Бог с ним, с цветом. Но у вас там еще что-то с перпендикулярностью?..
— Да, — с готовностью подтверждает Морковьева. — Семь линий, все строго перпендикулярны.
— Перпендикулярны чему? — уточняет Петров.
Морковьева начинает просматривать свои бумаги.
— Э-э-э, — говорит она наконец. — Ну, как бы… Всему. Между собой. Ну, или как там… Я не знаю. Я думала, это вы знаете, какие бывают перпендикулярные линии, — наконец находится она.
— Да конечно знает, — взмахивает руками Сидоряхин. — Профессионалы мы тут, или не профессионалы?..
— Перпендикулярны могут быть две линии, — терпеливо объясняет Петров. — Все семь одновременно не могут быть перпендикулярными по отношению друг к другу. Это геометрия, 6 класс.
Морковьева встряхивает головой, отгоняя замаячивший призрак давно забытого школьного образования. Недозайцев хлопает ладонью по столу:
— Петров, давайте без вот этого: «6 класс, 6 класс». Давайте будем взаимно вежливы. Не будем делать намеков и скатываться до оскорблений. Давайте поддерживать конструктивный диалог. Здесь же не идиоты собрались.
— Я тоже так считаю, — говорит Сидоряхин.
Петров придвигает к себе листок бумаги.
— Хорошо, — говорит он. — Давайте, я вам нарисую. Вот линия. Так?
Морковьева утвердительно кивает головой.
— Рисуем другую… — говорит Петров. — Она перпендикулярна первой?
— Ну-у…
— Да, она перпендикулярна.
— Ну вот видите! — радостно восклицает Морковьева.
— Подождите, это еще не все. Теперь рисуем третью… Она перпендикулярна первой линии?..
Вдумчивое молчание. Не дождавшись ответа, Петров отвечает сам:
— Да, первой линии она перпендикулярна. Но со второй линией она не пересекается. Со второй линией они параллельны.
Наступает тишина. Потом Морковьева встает со своего места и, обогнув стол, заходит Петрову с тыла, заглядывая ему через плечо.
— Ну… — неуверенно произносит она. — Наверное, да.
— Вот в этом и дело, — говорит Петров, стремясь закрепить достигнутый успех. — Пока линий две, они могут быть перпендикулярны. Как только их становится больше…
— А можно мне ручку? — просит Морковьева.
Петров отдает ручку. Морковьева осторожно проводит несколько неуверенных линий.
— А если так?..
Петров вздыхает.
— Это называется треугольник. Нет, это не перпендикулярные линии. К тому же их три, а не семь.
Морковьева поджимает губы.
— А почему они синие? — вдруг спрашивает Недозайцев.
— Да, кстати, — поддерживает Сидоряхин. — Сам хотел спросить.
Петров несколько раз моргает, разглядывая рисунок.
— У меня ручка синяя, — наконец говорит он. — Я же просто чтобы продемонстрировать…
— Ну, так может, в этом и дело? — нетерпеливо перебивает его Недозайцев тоном человека, который только что разобрался в сложной концепции и спешит поделиться ею с окружающими, пока мысль не потеряна. — У вас линии синие. Вы нарисуйте красные, и давайте посмотрим, что получится.
— Получится то же самое, — уверенно говорит Петров.
— Ну, как то же самое? — говорит Недозайцев. — Как вы можете быть уверены, если вы даже не попробовали? Вы нарисуйте красные, и посмотрим.
— У меня нет красной ручки с собой, — признается Петров. — Но я могу совершенно…
— А что же вы не подготовились, — укоризненно говорит Сидоряхин. — Знали же, что будет собрание…
— Я абсолютно точно могу вам сказать, — в отчаянии говорит Петров, — что красным цветом получится точно то же самое.
— Вы же сами нам в прошлый раз говорили, — парирует Сидоряхин, — что рисовать красные линии нужно красным цветом. Вот, я записал себе даже. А сами рисуете их синей ручкой. Это что, красные линии по-вашему?
— Кстати, да, — замечает Недозайцев. — Я же еще спрашивал вас про синий цвет. Что вы мне ответили?
Петрова внезапно спасает Леночка, с интересом изучающая его рисунок со своего места.
— Мне кажется, я понимаю, — говорит она. — Вы же сейчас не о цвете говорите, да? Это у вас про вот эту, как вы ее называете? Перпер-чего-то-там?
— Перпендикулярность линий, да, — благодарно отзывается Петров. — Она с цветом линий никак не связана.
— Все, вы меня запутали окончательно, — говорит Недозайцев, переводя взгляд с одного участника собрания на другого. — Так у нас с чем проблемы? С цветом или с перпендикулярностью?
Морковьева издает растерянные звуки и качает головой. Она тоже запуталась.
— И с тем, и с другим, — тихо говорит Петров.
— Я ничего не могу понять, — говорит Недозайцев, разглядывая свои сцепленные в замок пальцы. — Вот есть задача. Нужно всего-то семь красных линий. Я понимаю, их было бы двадцать!.. Но тут-то всего семь. Задача простая. Наши заказчики хотят семь перпендикулярных линий. Верно?
Морковьева кивает.
— И Сидоряхин вот тоже не видит проблемы, — говорит Недозайцев. — Я прав, Сидоряхин?.. Ну вот. Так что нам мешает выполнить задачу?
— Геометрия, — со вздохом говорит Петров.
— Ну, вы просто не обращайте на нее внимания, вот и все! — произносит Морковьева.
Петров молчит, собираясь с мыслями. В его мозгу рождаются одна за другой красочные метафоры, которые позволили бы донести до окружающих сюрреализм происходящего, но как назло, все они, облекаясь в слова, начинаются неизменно словом «Блять!», совершенно неуместным в рамках деловой беседы.
Устав ждать ответа, Недозайцев произносит:
— Петров, вы ответьте просто — вы можете сделать или вы не можете? Я понимаю, что вы узкий специалист и не видите общей картины. Но это же несложно — нарисовать какие-то семь линий? Обсуждаем уже два часа какую-то ерунду, никак не можем прийти к решению.
— Да, — говорит Сидоряхин. — Вы вот только критикуете и говорите: «Невозможно! Невозможно!» Вы предложите нам свое решение проблемы! А то критиковать и дурак может, простите за выражение. Вы же профессионал!
Петров устало изрекает:
— Хорошо. Давайте я нарисую вам две гарантированно перпендикулярные красные линии, а остальные — прозрачным цветом. Они будут прозрачны, и их не будет видно, но я их нарисую. Вас это устроит?
— Нас это устроит? — оборачивается Морковьева к Леночке. — Да, нас устроит.
— Только еще хотя бы пару — зеленым цветом, — добавляет Леночка. — И еще у меня такой вопрос, можно?
— Да, — мертвым голосом разрешает Петров.
— Можно одну линию изобразить в виде котенка?
Петров молчит несколько секунд, а потом переспрашивает:
— Что?
— Ну, в виде котенка. Котеночка. Нашим пользователям нравятся зверюшки. Было бы очень здорово…
— Нет, — говорит Петров.
— А почему?
— Нет, я конечно могу нарисовать вам кота. Я не художник, но могу попытаться. Только это будет уже не линия. Это будет кот. Линия и кот — разные вещи.
— Котенок, — уточняет Морковьева. — Не кот, а котенок, такой маленький, симпатичный. Коты, они…
— Да все равно, — качает головой Петров.
— Совсем никак, да?.. — разочарованно спрашивает Леночка.
— Петров, вы хоть дослушали бы до конца, — раздраженно говорит Недозайцев. — Не дослушали, а уже говорите «Нет».
— Я понял мысль, — не поднимая взгляда от стола, говорит Петров. — Нарисовать линию в виде котенка невозможно.
— Ну и не надо тогда, — разрешает Леночка. — А птичку тоже не получится?
Петров молча поднимает на нее взгляд и Леночка все понимает.
— Ну и не надо тогда, — снова повторяет она.
Недозайцев хлопает ладонью по столу.
— Так на чем мы остановились? Что мы делаем?
— Семь красных линий, — говорит Морковьева. — Две красным цветом, и две зеленым, и остальные прозрачным. Да? Я же правильно поняла?
— Да, — подтверждает Сидоряхин прежде, чем Петров успевает открыть рот.
Недозайцев удовлетворенно кивает.
— Вот и отлично… Ну, тогда все, коллеги?.. Расходимся?.. Еще вопросы есть?..
— Ой, — вспоминает Леночка. — У нас еще есть красный воздушный шарик! Скажите, вы можете его надуть?
— Да, кстати, — говорит Морковьева. — Давайте это тоже сразу обсудим, чтобы два раза не собираться.
— Петров, — поворачивается Недозайцев к Петрову. — Мы это можем?
— А какое отношение ко мне имеет шарик? — удивленно спрашивает Петров.
— Он красный, — поясняет Леночка.
Петров тупо молчит, подрагивая кончиками пальцев.
— Петров, — нервно переспрашивает Недозайцев. — Так вы это можете или не можете? Простой же вопрос.
— Ну, — осторожно говорит Петров, — в принципе, я конечно могу, но…
— Хорошо, — кивает Недозайцев. — Съездите к ним, надуйте. Командировочные, если потребуется, выпишем.
— Завтра можно? — спрашивает Морковьева.
— Конечно, — отвечает Недозайцев. — Я думаю, проблем не будет… Ну, теперь у нас все?.. Отлично. Продуктивно поработали… Всем спасибо и до свидания!
Петров несколько раз моргает, чтобы вернуться в объективную реальность, потом встает и медленно бредет к выходу. У самого выхода Леночка догоняет его.
— А можно еще вас попросить? — краснея, говорит Леночка. — Вы когда шарик будете надувать… Вы можете надуть его в форме котенка?..
Петров вздыхает.
— Я все могу, — говорит он. — Я могу абсолютно все. Я профессионал.

http://alex-aka-jj.livejournal.com/66984.html

Ну где то так.

Пора сворачивать это цирк, не смешно уже. Просто спокойно занимаем Украину, следующие Приднестровье, приготовиться Молдавия и Прибалтика. Никто ничего России не сделает - некому делать. Поздравляю всех с началом возрождения Российской империи в ее новой ипостаси. Это наш путь.

http://idrussia.livejournal.com/

Еще немного прекрасного.

Говорят, что скоро злой Путин, выпроводив гостей многострадальной Олимпиады и широко отпраздновав 23 февраля, прямо с Красной площади отправит свою победоносную армию принуждать Украину к миру и согласию войти в состав братской России. Как это у него получится, пока неясно, но в любом случае у гражданского населения есть время подготовиться, тем более что жить под оккупантом украинцам не привыкать – просто русские сменят донецких, подумаешь.

Так или иначе, вот несколько несложных советов, которые помогут вам завязать хорошие отношения с российскими десантниками в том случае, если они придут с миром в ваш город.

1. Купите медведя. Это забавное домашнее животное вызовет неизбежное умиление у русских, особенно если оно само откроет им дверь и поднесет штоф. Желательно, чтобы медведь был молодым и игривым, в этом возрасте он легко поддается дрессировке. Назовите его Медвежонок Спиря. Когда Спиря откроет непрошеным гостям, громко крикните с дивана: «Спиря, кто там? Неужели наконец-то пришли наши русские братья-витязи?». По этому сигналу Спиря должен исполнить на балалайке первый такт из русской народной песни «Светит месяц, светит ясный». Радостно подбросьте в воздух картуз. Если не выстрелят, первый контакт налажен.

2. Позаботьтесь о гардеробе. Носите косоворотку, лапти, портки, картуз с цветком и гармонь-трехрядку на вожже. Как только российские десантники спросят у вас, куда вы спрятали вышиванку, начинайте играть на гармони «Светит месяц, светит ясный», это на некоторое время отвлечет их.

3. Украсьте квартиру тесьмой, постромками, гжелью, хохломой и дымковской игрушкой. В прихожей выставьте на самое видное место неподшиты стареньки валенки. Новые валенки выставлять не рекомендуется, могут подумать, что американские. Там же можно разместить туесок, кузовок и лукошко. В туесок следует насыпать морошку, в кузовок – вязигу, в лукошко – моченых груздей.

4. Обязательный элемент светелки – образа. Образа представляют собой портрет Владимира Владимировича Путина. Лампаду возле портрета размещать нежелательно, Владимир Владимирович этого не любит, потому что это элемент культа личности. Осторожно с портретом Виктора Медведчука: российские десантники в массе своей его еще не знают и могут принять за деятеля повстанческого движения.

5. Дайте русским водки. При всей своей кажущейся простоте этот процесс потребует особого подхода. На самом видном месте в холодильнике должна стоять московская «Гжелка», а в самом дальнем углу – украинская горилка, можно с перцем. Десантники сразу же схватят горилку и станут ее пить, приговаривая, что «Гжелка» намн6. Будьте аккуратны с салом. Известно, что сало для русских является идеологически враждебным продуктом, однако не спешите прятать его. Украинец, в доме которого нет сала, подозрителен вдвойне. Кроме того, если кто-то любит сало еще больше, чем украинцы, так это русские, просто они стесняются есть его на людях, тем паче при иностранцах. Поэтому подавайте русским десантникам сало, краснея и стыдливо отводя глаза. Так они почувствуют в вас своего.

7. Приготовьте щедрое угощение. Если десантники приехали на тройке, попросите их занести бубенцы в дом, чтоб не покрали, и предложите задать лошадям овсу. Самим бойцам налейте щей в крынку, желающих похлебать обеспечьте лаптями. На столе также должны быть кулебяка, расстегай, брюква, репа и тюря. На печь следует положить калачи. В углу кухни не помешает завалинка, на которой гости смогут расслабиться, попеть песню «Светит месяц, светит ясный» и покурить козьи ножки.

8. Не забывайте ненавязчиво обращать внимание гостей на медведя. Не зря же вы его купили. Пока медведь рядом, российский десантник всегда будет чувствовать себя в безопасности. Попросите Спирю раздуть самовар или, например, ненадолго отправьте его с несложным поручением. Разговаривайте с ним ласково, по-отцовски: «Эй, постреленок, сгоняй-ка в подпол за моченой брусникой! Да смотри кокошником не зашибись, как полезешь!». Пока Спиря шарит в подполе, рассказывайте десантникам, какой он смышленый да неуклюжий.

9. Растопите гостям баньку по-черному. Шины не жечь! Не забудьте объяснить, что все ваши шайки и веники сделаны из березы, которая растет у вас в сенях. Обратите внимание, что рядом с березой колосится рябина, которую лично высадил там медвежонок Спиря.

10. Когда десантники перепьются и уснут, не забывайте об осторожности, запирая хату снаружи: они могли выставить часового.

http://stainlesstlrat.livejournal.com/

Плакатная правда Катыни

Оригинал взят у ihistorian в Плакатная правда Катыни
Оригинал взят у kolybanov в Катынь. Зря поверили «суке Геббельсу». Или «бес Черчилль» попутал?

Рашит Хафизов аписа


0 ценок 9 просмотровОбсудить 0)

Немецкий художник нарисовал плакат с излишней щепетильностью <cite style="margin: 0px; padding: 0px; outline: 0px; border: 0px currentColor; font-size: 14px; vertical-align: baseline; background-color: transparent;">«…Вот фашистский плакат времен Второй Мировой… Ничего не напоминает?…»</cite>

Мгновенно напоминает документальные фотографии фашистских расстрелов.

Я много смотрел архивной «трофейной» немецкой фото и кинохроники. Да и каждый, кто знает тему немецких казней, один раз посмотрев на плакат мгновенно определит то же самое это немцы убивают поляков.

И это вопреки тому, что нарисованы на плакате две рожи «красных русских палачей» - «кавказско-еврейской национальности» и красные «генеральские звезды на петлицах».

Внешне карикатурно утверждается ложь а на уровне подсознания мощно утверждается скрытая правда Очень интересно, как ложь становится правдой в этом плакате. Немцы пытаются обвинить русских в расстреле поляков и тут же, «по Фрейду», невольно проговариваются в том, что это сделали они сами.

Давайте разберемся, как это у них получилось.

Немецкого художника, исполнявшего этот заказ пропаганды «доктора Геббельса», подводит его педантичность. Я как художник могу предположить, как проходил этот «пиар-проект».

Немецкий художник – «белобилетник», сам, конечно, не воевал и не расстреливал, но с немецкой тщательностью подошел к теме.

Collapse )

Это какая-то патологическая, чисто немецкая вековая «некрофильная» страсть. В искусстве расстрелов и прочих казней им не было равных в Европе.

Популярный немецкий фото сюжет.

Вот он, пленный враг, живой еще: – еврей, цыган, поляк, украинец, белорус, русский, серб, француз, итальянец, и т. д., или же – коммунист, комиссар, партизан, саботажник, заложник и т. д. Вот его немец поставил на колени и прицелился в затылок, а вот бах – и враг мордой вниз, издох. Следующий… и т. д.

Таких «некрослайдшоу» немцы наделали за войну многие тысячи, их они таскали с собой в карманах и отправляли девушкам по почте с фронта. Немецким девушкам нравились герои на фоне трупов.

Сцена расстрела из пистолета в затылок, в упор, стоящего на коленях, униженного противника: поляка, русского, украинца, серба и т. д - это был абсолютный «художественный немецкий штамп».

Все немцы знали, как надо правильно расстреливать. Что расстреливать можно как-то иначе, не по-немецки, просто не догадывались.

Плакат «Катынь» делался не для «Untermensch» – поляков, а для запугивания «Übermensch» – немцев, именно поэтому он был тиражирован по всей Германии. он прекрасно работал в немецком социуме.

Немца убеждает тольк «правильная немецкая» абота, а расстреливать можно только так Так что на плакате «Katyn» это типичный немецкий расстрел И это все сразу «читают подсознательно», несмотря на внешний «красный маскарад».

Теперь о проколах в деталях.

Поляк на плакате похож на «пана пилсудского» и нарисован со знанием дела. Конфедератка и шинель, все мелкие детали убеждают, что это поляк. Видимо, художник имел перед собой реальные фотографии расстрелов польских офицеров, с них и рисовал. Вы поищите «немецких трофейных архивах», уверен, где-нибудь в Англии или Америке вы найдете фотографии реальных расстрелов польских офицеров немцами.

Ведь в 1941 году «красные» были разгромлены и панически бежали, до взятия Москвы по плану оставались считаные месяцы, так чт немцы с поляками не стеснялись, так же как с евреями и коммунистами Есть документальные фото – сцены расстрелов в «Бабьем Яру», также есть и сцены расстрела в «Катыни». А как же иначе.

Немцы есть немцы «железный порядок»: обязательно есть дело за номером, фото, точный планчик на местности, полный отчет и наградные списки лучших работников. Вот увидите, скоро они найдутся.

Есть надежда, что всезнающий «МАзоСАД» подсуетится и «поможет» своим «заклятым друзьям» – полякам узнать правду.

Уверен, немецкий художник рисовал с подлинной, документальной фотографии польского расстрела немцами, отсюда такая точность в деталях, а вот «русского расстрела» не нашлось, пришлось рисовать «отсебятину».

Ему было приказано нарисовать злые «русские» морды, то есть грузина и еврея и заменить немецкую форму на советскую. Да, и чтоб красные звезды были побольше.

Художник выполнил все, как приказали, заменил форму, нарисовал зверские морды похожие на «сталина-троцкого», руки в крови выше локтя.

«Доктору Геббельсу» понравилось, пустили в тираж. Печатали плакат большим тиражом, уличного формата в хромолитографии с литографских камней в четыре цвета. Развесили плакаты по германским городам во всех витринах под стеклом.

Есть такая игра «а что, дети, художник тут еще наврал?».

Ну, первое Кто служил в любой армии, тот меня сразу поймет.

Поляк на плакате, как сказали бы военные, в «зимней форме одежды», то есть в шинели, да и на плакате нарисована зима – белый снег, нет ни травы и ни листьев. Это подтверждается и раскопанными могилами в «Катыни». Там также польские офицеры одеты в шинели и зимнее обмундирование и расстреляны они были немцами, зимой или поздней осенью 1941 года.

Художник тут нарисовал невольную, документальную правду – это зимний «Катынский» расстрел поляков немцами.

А нам нагло «впаривают», что они были убиты «красными» весной или летом мирного 1940 года, да еще в зоне отдыха на территории пионерского лагеря под Смоленском? Это как там «трупно» воняло бы, по всем курортам летом 1940 года?

А почему тогда «красные палачи» одеты на плакате не в зимнюю форму, а по-летнему, в одни «гимнастерки»? Что, горячие такие парни «у мартена»? (Кстати, гимнастерки художник не видел, поэтому и нарисовал херово).

По «советскому военному уставу», если зима, то и они тоже должны быть в шинелях и в зимних шапках ушанках. Расстрел во рву – это ж круглосуточная работа на ветру и морозе, а личный состав надо беречь. Вот фото казни, где немцы вешают «Зою» – так там все в шинелях, а на башке – наушники, правильно, полный порядок, все по немецкому уставу.

Дальше еще смешнее.

У «красного палача» нарисован кобура от немецкого «люгера» на животе слева. Так носили кобуру только немцы. что, никто не заметил, что «красные» офицеры должны носить кобуру «по-русски» - на боку справа и сзади «на жо…», а не по «по-немецки». Потому что по «русскому уставу» именно так носить положено. Да и русскому пехотному офицеру приходилось ползать на брюхе «по-пластунски», если жить хочешь.

Этот прокол легко объясним. В 43-м году немцы в Германии еще не знали, как выглядит «красный командир», они увидели это только через год. Поэтому образ создавался, глядя на немецкого офицера пехоты.

То, что оружие и кобура должны быть на плакате «советскими», это почему-то в немецкую голову не пришло. Да и пистолетик-то – «вальтер», хоть и торчит краешком из руки, но нарисован так же точно, с фотографии.

Ну и что, скажут мне, всем теперь известно, это «красные» специально стреляли поляков из немецких «вальтеров»?

Но только этот факт обнаружился, только после «красной» комиссии Бурденко в 1944-м, а до этого никто из художников в Германии этого не знал. И немцы пытались скрыть сам факт убийства поляков из немецкого табельного оружия, именно поэтому трупы к приезду «международной комиссии» так тщательно готовили, подчищали гильзы от «вальтеров» и фильтровали другие «вещдоки».

Да, а на заднем плане, где не надо врать в деталях, художник экспрессивно сделал мастерский, правдивый «скетч» – набросок силуэтов с реальной «расстрельной» немецкой фотографии – «einsatzkommandos» за работой.

Что, немецкий художник вдруг нарисовал – и опять «случайную» правду? Да нет, он просто честно, по-немецки точно исполнил приказ и нарисовал как было на документальной фотографии.

Кстати, портрет поляка офицера сделан реалистично и явно с настоящей фотографии, а морды «красных палачей» – это просто карикатура и халтура.

Поэтому такой контраст деталей: документальная правда немецкого зимнего расстрела поляка в шинели и лживое, карикатурное «красное фуфло».

Ребята, попробуйте сделать коллаж, вместо «красных палачей» смонтировать фотопортреты немцев в полевой форме. Это так легко, не надо даже менять кобуру и пистолет, все уже нарисовано. Эффект будет поразительный, все сразу станет правдой.

Но лучше будет найти и обнародовать подлинные оригиналы документов и фотографий немецких расстрелов поляков в «Катыни». А они есть и только ждут своего часа. То, что этот момент уже назрел, говорят все последние мистические, трагические события.

А полякам придется тихо поправлять весь этот всемирный польский «халтур трест» - монументальную пропаганду «Катыни». Ну ничего, там часто достаточно просто только поменять даты с «1940» на «1941». Придется, конечно, оправдываться, говорить, что зря поверили «суке Геббельсу» и «бес Черчилль попутал».

Ну, мы, конечно, их и простим, а то как же.

Прекрасное далеко. Кажется, дожили.

Оригинал взят у smolenski в Прекрасное далеко. Кажется, дожили.
Оригинал взят у sadalskij в Прекрасное далеко. Кажется, дожили.
Художник-иллюстратор Владимир Казак
Старые сказки на новый лад в отличных иллюстрациях художника Владимира Казака.

Collapse )

(no subject)

258.49 КБ

116.78 КБ
доставил cyxymu

UPD: Собственно, вопрос один - почему по-русски? Почему грузины пишут украинцам благодарственную оду не на державной мове и не рыболовными крючками на своём родном языке?
А в остальном ничего удивительного, ну да. Что бы грузины не брались лепить - всё у них выходит церетели.

http://varjag-2007.livejournal.com/


Барин гневаться изволит.


Михалков сказал по телефону:
— Почему вы ждете комментариев от меня? Пусть комментирует это тот, кому я не нужен в Совете по культуре, кто располагает властью и кого не устраивает моя гражданская и художественная позиция. Воспитывать меня поздно. Позиция эта останется незыблемой. У меня есть имя, отчество и фамилия, и это навсегда - откуда бы меня ни выводили и куда бы ни вводили. А власть, как мы знаем, — дело зыбкое
Скоро,его Высокопревосходительство господин- президент настоящий будет избран , вот тогда и поговорим))))

http://sadalskij.livejournal.com/328275.html

Агния,такая Барто.

Мы сегодня в цирк поедем!
На арене нынче снова
С дрессированным Медведем
Укротитель дядя Вова.

От восторга цирк немеет.
Хохочу, держась за папу,
А Медведь рычать не смеет,
Лишь сосет потешно лапу,

Сам себя берет за шкирки,
Важно кланяется детям.
До чего забавно в цирке
С дядей Вовой и Медведем
http://974042.livejournal.com/