Берия_АдминЪ
  • gmorder

Календарь к 75-летию Победы, посвящённый памяти юных героев той войны

masterhost выпустил календарь к 75-летию Победы

Великая Отечественная Война – трагедия, разделившая мир на «до» и «после». Победа досталась нашей стране страшной ценой – миллионы погибших солдат, мирных граждан, детей, многие из которых защищали Родину наравне со взрослыми.

Памятный календарь посвящен подвигу детей войны: они трудились в тылу и помогали партизанам. Сыны полка и пионеры-герои бились с врагом на всех фронтах. Они стали примером доблести, символом нерушимой воли и силы духа.

Этот календарь – дань памяти поколению, пожертвовавшему детством ради нашего будущего. Будем же помнить о бессмертном подвиге героев, чтобы хранить мир, беречь благополучие детей и строить счастье изо дня в день.

Календарь не коммерческий, тираж 500 экз. В фотосессии приняли участие дети работников компании.



Collapse )

[Админ]

  • cycyron

Летописный Киев, где ты?

В своих статьях я неоднократно высказывал мысль о том, что с современным Киевом на Днепре не все так однозначно и так гладко, как нам преподносит официальная историография. В данной статье я попробую обобщить все мои претензии.


Пишет zodchi1 в Летописный Киев, где ты?

Начать надо с того, чем оперирует официальная история. Это с летописей. Противоречий много. Например возьмем князя Олега.

По
Повести временных лет основанной на киевской летописи, князь Олег умирает от укуса змеи и похоронен в Киеве на горе Щековица. В 912 году.

Collapse )

Тайны 22 июня. Великая ложь о «ничтожных» немецких потерях.





В военной истории очень часто всегда бывает так, что потерпевший грандиозное позорное поражение потом, спустя, десятилетия, а, иногда даже столетия, пытается вполне небезуспешно превратить свой крах в победу. Такие прецеденты имеют место, начиная со времён египетских фараонов. Сейчас, в эпоху глобальных СМИ и Интернета масштабы фальсификаций, в особенности, истории Второй мировой войны достигли грандиозных размеров.

Дошло до того, что в США и западных странах значительная часть населения, а иногда и большая(!), всерьёз убеждены в том, что Берлин взяли англо-американцы, а Восточный фронт был для гитлеровского вермахта второстепенным… Более того, особое внимание в этой кампании по фальсификации уделяется странам, не только входившим в организацию Варшавского Договора, и но и бывшим советским республикам, где с каждым годом число тех, кто начинает верить в такие измышления, только увеличивается.

Collapse )


Источник

Ложь Солженицина или как зэки обсуждали "Архипелаг Гулаг"

Старшего по возрасту звали Семен Никифорович - так его все величали, фамилия его в памяти не сохранилась. Он - "ровесник Октября", поэтому был уже на пенсии. Но продолжал работать ночным механиком в большом автохозяйстве. На Колыму его привезли в 1939 г. Освободился в 1948 г. Следующим по возрасту был Иван Назаров, 1922 г. рождения. На Колыму был привезен в 1947 г. Освободился в 1954 г. Работал "наладчиком пилорамы". Третьий - Миша Романов, мой ровесник, 1927 г. рождения. Привезен на Колыму в 1948 г. Освободился в 1956 г. Работал бульдозеристом в дорожном управлении. Четвертым был я, попавший в эти края добровольно, по вербовке. Поскольку я 20 лет прожил среди бывших зеков, они посчитали меня полноправным участником обсуждения.

Кто за что был осужден - не знаю. Об этом не принято было говорить. Но было видно, что все трое не блатари, не рецидивисты. По лагерной иерархии, это были "мужики". Каждому из них судьбой предназначено было однажды "получить срок" и, отбыв его, добровольно прижиться на Колыме. Ни один из них высшего образования не имел, но были довольно начитаны, особенно Романов: у него в руках все время были газета, журнал или книга. В общем, это были обычные советские граждане и даже лагерных словечек и выражений почти не употребляли.

Накануне моего отъезда, во время ужина Романов рассказал следующее: "Я только что из отпуска, который провел в Москве у родственников. Мой племянник Коля, студент педагогического института, дал мне почитать подпольное издание книги Солженицына "Архипелаг ГУЛАГ". Я прочитал и, возвращая книгу, сказал Коле, что тут много небылиц и вранья. Коля задумался, а потом спросил, не соглашусь ли я обсудить эту книгу с бывшими зеками? С теми, кто находился в лагерях одновременно с Солженицыным. "Зачем?" - спросил я. Коля ответил, что в его компании по поводу этой книги идут споры, спорят чуть ли не до драки. И если он представит товарищам суждение бывалых людей, то это поможет им прийти к единому мнению. Книга была чужая, поэтому Коля выписал в тетрадь все, что я в ней отметил". Тут Романов показал тетрадь и спросил: не согласятся ли его новые знакомые удовлетворить просьбу его любимого племянника? Все согласились.

Collapse )