December 1st, 2017

(no subject)

Мольтке Фридрих был рабочим,
Он работал за станком.
До безделья неохочий,
Сам себе построил дом.
В этом доме с милой Анной
Наплодил он ребятни,
И с детьми, от счастья пьяный,
Проводил за днями дни.
Но, сменив костюм свой штатский,
Фридрих в форменном сукне
Выполняет долг солдатский
На далёкой стороне.
Мерзостей войны чураясь,
Хутора он не сжигал,
От восторга задыхаясь,
В мирных русских не стрелял.
Да, бывало, под обстрелом,
По-солдатски и в бою
Брал иванов на прицел он,
Шею не щадя свою.
Вот и долгожданный отдых,
Пополненье, сытость тыла.
Глядя на детей бездомных,
Сердце фридрихово ныло.
Дома деток Анна нянчит
Ну таких же ведь, точь в точь.
А вот эта хлеба клянчит.
И ведь тоже чья-то дочь!
***
Отдыхая где придётся,
Побираясь по дворам,
Катя мышкою крадётся
Ночью к фронту по тылам.
Помнит, фрицы налетели,
Разбомбили эшелон,
Крики, лошади хрипели.
И предсмертный мамин стон.
Где-то там отец бьёт гада.
Катя знает: папа ждёт.
Кате к папе очень надо,
По местам боёв идёт.
Вдруг подходит немец к Кате,
Смотрит девочке в глаза.
Чем-то он похож на батю,
По щеке бежит слеза.
Даром времени не тратя,
Хлеб ей в руки он суёт,
С жалостью глядит на Катю
И бормочет: "Битте. Брот..."
Катин взгляд острее жала.
Тянется рукой в карман,
Достаёт оттуда ржавый,
Но заряженный наган.
Бах! Во лбу дыра у фрица.
Подхватив мешок с едой,
Катя споро, словно птица
Упорхнула в лес густой.
***
Так тебе, фашист-паскуда!
Здесь - не там, а там - не тут.
Будут бить вас, сук, покуда
До конца не изведут.
Мы вас в гости к нам не звали,
И раздавим словно вошь.
До последнего завалим,
Расплескав мозги на рожь.
Откупился? Вынес ужин?
Маму заменил едой?
Нахер Кате ты не нужен.
Ни хороший, ни плохой.
***
https://sandra-nika.livejournal.com/
УГ

Там не с кем и не о чем договариваться

Дмитрий Стешин пишет:

Collapse )

Понял я после просмотра несколько любопытных вещей. Первое - "украинство", не смотря на скороспелость, это очень глубоко. Это самоидентификация людей привыкших резать скотину, и из поколения в поколение долбиться с соседом за межу шириной в метр. И пастыри у них такие же, под стать пастве. Понимают чотко - где кончаются заповеди Божьи и начинается нацбилдинг. И смысл этого нацбилдинга в месте под солнцем, в расчистке "лебенсраум". Они полют свое будущее "жизненное пространство", как картофельные грядки в первых числах августа - абсолютно не рыдая на сорняками: поляками, русскими (православными), иудеями. Там не с кем и не о чем договариваться, вот в чем дело.

Я не Коля-с-Уренгоя, но меня почему-то вынес один сюжет из фильма. Главная героиня Зося, с сынишкой на руках, спасаясь от "резчиков" выламывается из леса на какое-то бандеровское село. Люди стоящие на околице уже делают ей приглашающие жесты: "мол, иди сюда, ляшка, резать будем", но тут на дороге показывается сбродное отделение каких-то отступающих разновозрастных фрицев. Они пускают Зосю в свою колонну и уходят вместе с ней. Немцы не говорят Зосе ни слова, только под конец пути, офицер заглядывает в карту и показывает девушке дорогу - это их единственная коммуникация.

Второй момент - единственное возможное решение "украинского нацбилдинга", это его рихтовка между русским и польским жерновами. Тогда получится мука, а не война на весь континент. Или, другой вариант - ползучий геноцид с эксцессами в новом "лебенсраум", бесплатно отданном в 1991 году. Хорошо хоть ядерное оружие сообразили забрать. Но и без него, потихоньку-полегоньку, но за три-пять лет жизни, показанных в "Волыни", от семьи и толпы близких девушки Зоси осталась только она одна с дитем на руках. Наши, конечно, к этому тоже руку приложили: фильм польский, сопереживаем, но не забываем.

Третий момент - во время таких событий и сложно-сплетенных конфликтов, нужно не прятаться на сеновалах, а искать свою сторону. С ней погибать или побеждать. В противном случае, нужно готовиться к осознанию своей навозной сущности, на которой в последствии произрастут другие народы. Навозной, в историческом контексте, не нравственном.

Ну и под конец, посмотрите ролик. На первый взгляд он к "Волыни" никакого отношения не имеет, а на второй взгляд, становится ясно - ничего с тех пор не изменилось. Никто не покаялся, не осознал, не подобрел. И если бы не ряд обстоятельств и изрядное количество духовитых людей, мои потомки лет так через 70 смотрели бы фильм с незамысловатым названием "Донецк" и утирали набегающие.

Collapse )

PS И да, они прекрасно понимают, кто убивает мирных людей на Донбассе и практически не скрывают это и даже гордятся, однако "на всякий случай" вяло перебрасывают вину на русских.