November 20th, 2015

Письмо в редакцию ̶О̶ч̶е̶в̶и̶д̶н̶о̶е̶-̶Н̶е̶в̶е̶р̶о̶я̶т̶н̶о̶е̶

Оригинал взят у carpenco в Письмо в редакцию ̶О̶ч̶е̶в̶и̶д̶н̶о̶е̶-̶Н̶е̶в̶е̶р̶о̶я̶т̶н̶о̶е̶
Оригинал взят у steppentiger в Ода карательной психиатрии
Письмо в редакцию журнала The New Times из психиатрической лечебницы закрытого типа имени Жан-Жака Руссо.

По мотивам вот этого:

12241534_1161565050538421_785756834450468041_n

Дорогая Альбац Женя,
Мы лежали без движенья,
Но потом без напряженья
До фейсбуков добрались.
Вместо чтоб поесть, помыться,
Либералы всей столицы –
И креакл, и креаклица –
У айпадов собрались.

Говорил, ломая руки,
Краснобай и баламут,
Что, мол, сталинские внуки
Всю Расею подомнут.
Долго приводил примеры,
Все извилины заплел,
И чекисты-изуверы
Колют нам второй укол.

Мы не сделали скандала –
Нам вождя недоставало.
Нам хотелось бы навала,
А Навальный – так себе.
Но с Кремлем мы будем квиты:
Есть посты у нас и твиты,
И не испортят нас флюиды
Ольгинских рабов ГБ.

Это тролли их угрюмо
Мутят воду во пруду.
Это все Сурков придумал
В нулевом еще году.
Про сирийские пожары
Мы писали в «Би-би-си».
Тут примчались санитары
И – карать. Госдеп, спаси!

Был наш путь к посольству труден,
Но силен свободы пыл.
И тогда кровавый Путен
«Дождь» и «Эхо» запретил…
С уважением, дата, подпись.
Отвечайте нам, а то,
Если вы не отзоветесь,
Мы запишемся в АТО.

(no subject)

И о последнем феерическом от Гиркинда...

Конечно, Игорю Всеволодовичу очень хотелось, чтобы за сказочку о Новороссии геройски воевали и погибали этакие воины свѣта, добра и Бѣлаго Дѣла: рафинированное русское офицерство въ мундирахъ, золотыхъ погонахъ, съ саблей и въ шпорахъ (въ ножны долженъ быть положенъ серебряный пятакъ, для звону); нижнія чины - съ видомъ бодрымъ и молодцеватымъ, дабы внушать офицерству, всенепремѣнно въ званіяхъ "унтеръ-офицеръ", "урядникъ" или тамъ "оберъ-фейерверкеръ".

Всё это должно было быть обильно приправлено монархизьмой, запретом на матерщину и употребление спиртного, утренней молитвой, девизом "За Бога, Царя и Отечество" и прочими реконструкторскими мулечками.

По факту же ему пришлось командовать шахтёрами, таксистами, дальнобойщиками, бывшими военнослужащими советской армии, бывшими уголовниками и другими людьми, в стандарты и рамки Бѣлаго Дѣла не влезавшими ну вот никак. Этим людям похуй и на царицу Машку с Гогой Мухосранским, и на запреты матерщины со спиртным. И на разных пришлых, которые со своим уставом в чужой монастырь впёрлись - им тоже, тащемта, похуй.

Три месяца славянского сидения понадобилось для того, чтобы сей скорбный факт начал до Котыча доходить. Понимание пришло тогда, когда вначале "дезертир и предатель" Минёр наладил его вместе со всей гоп-компанией из Енакиево, а чуть позже небезызвестный Бес - из Горловки, куда Его Превосходительство пришёл на царство, ожидая увидеть коленопреклоненных от радости и всеобщего ликования подданных, хе-хе.

Ну а когда его выпиздили с Донбасса ссаными тряпками без права возвращения - начала съезжать у Котыча крыша. Съезжала она год - и сейчас мы можем наблюдать финал этого занимательного процесса.

Доклад окончил.

https://www.facebook.com/eugene.cross.142/posts/107010252999859