November 18th, 2011

Оказывается, Кондализа Райс написала книгу.

Чем успешно опровергла тезис о том, что даже сотня шимпанзе неспособна выстучать на клавиатуре случайным образом нечто осмысленное. Впрочем, насчет осмысленности Кондолизкиной писанины - я до конца не убежден.
Вот, например, дала интервью, в котором критиковала Путина за камбэк.

И - бесполезно этой публике указывать на двойные морали и стандарты с вторым дном - у них же это просто в голове не ук-ла-ды-ва-ет-ся.
Госдеп выражает озабоченности тем, что очередной десяток мудаков адептов секты "31" получил в отделении "профилактическую беседу" в то время, как у них под носом протестуют десятки тысяч, в которых пуляют резиной и травят газом (это вам не хилые сборища отечественных оппазиционеров, на которых фоторепортеров больше чем протествующих) и охвачены крупнейшие города.

Соответственно, надо воспринимать этих недоносков - такими, какими они есть: больными на голову и прекратить всяческие увещевания. Ну зачем же, в самом-то деле, тратить время на человека, который глубоко убежден, что
если 2+3=5 - то к ним самим это не относится, и 3+2 у НЕГО ДОМА - дадут принципиально иной результат? У них в головах с рождения - да что там с рождения, - с мезозоя отложилось, что америка рулез, и американские интересы по всему миру есть гут, а все, что этим интересам противоречит - это бэд, причем не только для них самих, но и для всего этого самого мира.

Соответственно, надо перестать тратить свое драгоценное время на всю эту хуйню. Там, у себя, внутри - они могут борьбоебаться хоть с инфляцией, хоть с рассветом, но - "это не сюда". Поэтому нужно четко и недвусмысленно предупредить: все разговоры о демократии на территории дислокации наших РВСН - в мусорную корзину. "Отныне и присно и вовеки веков, аминь"

Вызвать ихнего посла и вручить ему последний меморандум : "Мы это больше не обсуждаем и не видим ситуации, при которой наша позиция могла бы измениться." (с) я. Точка и конец истории.

Впредь же все запросы, обращения и выражения озабоченности у ихнего посла - ДАЖЕ НЕ ПРИНИМАТЬ, а отправлять прямиком в мусорную корзину. Ну или прямо у входа в МИД поставить большой мусорный контейнер "Для выражений озабоченности Госдепа СШофА". Очень удобно: привез курьер - и сразу опустил, и нечего МИДовских секретарш, пмаеш, беспокоить.
"Состояние демократии у НАС - отнюдь не предмет обсуждения с ВАМИ" (с) я

А то все эти наши экивоки - дескать, "мы признаем, что у нас что-то не в порядке и имеются отдельные недостатки - но вы же и сами от них же не свободны" - этими людьми с деактивированной половиной мозга воспринимаются однозначно: они видят лишь первую половину фразы и понимают это как приглашение "усилить нажим". Что, дескать, русские согласны - вот-вот, ужо, "еще немного, еще чуть-чуть" - и нам надо продолжать их учить жить, для чего потребны еще миллионы долларов, очередной базар-вокзал в Конгрессе и места в Йеле для борцов-прогрессистов.

Аналогично и с Японией - к чему все президентские увещевания о том, что "эту проблему надо обсуждать без эмоций"? Зачем дарить бедным узкоглазым людЯм, подвергнутым Фукусиме, бессымсленную надежду? Отчего бы не сказать прямо: "Торговать - будем, а земля - наша"? Ибо нету тут никакой "проблемы", а есть завоеванное ПРАВО на нее. И впредь исключать все эти "обсуждения вопроса" - вплоть до цены отмены самой встречи или там визита. Пригрозите санкциями - хуй с вами, нам ваши "Тойоты" нужны не более чем вам - наш Сахалинский газ. Отзовете посла "для консультаций" - отзывали ж уже, как уехал - так и вернулся. Заколебётся ездить, болезный, надорветесь ему командировочные оплачивать...

Откуда вообще эта позиция рассудительного и ответственного адьюлта, когда кругом какой-то приблатнёный киндергартен? Человеку, прямо и открыто зарящемуся на то, что лежит у тебя в кармане и объявляющего о том всему миру - бесполезно толковать о нравственности, юриспруденции и пр. Ему должно быть четко заявлено: при приближении к заднему карману моих брюк, где лежит мой бумажник, более чем на три метра он незамедлительно отхватывает пиздюлей безо всяких прелиминариев. А вот о кино мы с ним с удовольствием поговорим, о цветении сакуры и созревании рябины. И о детишках. Всем остальном, кроме Курильской гряды. Потому что - тут НЕТ проблемы, а, значит, и обсуждать-то и нечего.

"А если чо - мы их головками закидаем", как выразился один мой коллега, командующий дивизией того, что летает очень высоко и далеко.

http://papasha-mueller.livejournal.com/

Подвиг героев.

 июля 2011 года в «Комсомольской правде» под общим заголовком «Тайны государственного архива» было опубликовано интервью с директором этого архива доктором исторических наук Сергеем Мироненко, который, отвечая на вопросы корреспондента, память защитников столицы бессовестно осмеял, назвав подвиг двадцати восьми героев-панфиловцев мифом, утверждая, «что не было никаких героически павших героев-панфиловцев», ссылаясь на то, что после войны «один за одним начали появляться люди, которые должны были лежать в могиле».


Историк Мироненко ощутил пинок в зад и рухнул на мерзлое дно траншеи. Всё ещё не веря в происходящее, он поднялся и глянул вверх. На краю траншеи полукругом стояли бойцы Красной Армии.

- Это последний? – уточнил один из военных, видимо, командир.

- Так точно, товарищ политрук! – отрапортовал боец, чей пинок направил директора Госархива в траншею.

- Простите, что происходит? – пролепетал историк.

- Как что происходит? – ухмыльнулся политрук. – Происходит установление исторической справедливости. Сейчас ты, Мироненко, спасёшь Москву от немецко-фашистских оккупантов.

Политрук указал на поле, на котором в ожидании застыли несколько десятков немецких танков. Танкисты вылезли на башни и, ёжась от холода, с интересом наблюдали за происходящим на русских позициях.

- Я? Почему я? – потрясённо спросил Мироненко. – Какое отношение я к этому имею?

- Самое прямое, - ответил политрук. – Все вы тут имеете самое прямое к этому отношение!

Командир указал Мироненко на траншею и историк увидел, что она полна уважаемых людей: тут уже находились академик Пивоваров и его племянник-журналист, у пулемёта с выпученными глазами расположился Сванидзе, рядом с ним дрожал то ли от холода, то ли от ужаса главный десталинизатор Федотов, дальше были ещё знакомые лица, но перепуганный архивист начисто забыл их фамилии.

- А что мы все здесь делаем? – спросил Мироненко. – Это же не наша эпоха.

Бойцы дружно захохотали. Хохотали не только русские, но и немцы, и даже убитый недавно немецкий танкист, пытаясь сохранять приличия и делая вид, что ничего не слышит, тем не менее, подрагивал от смеха.

- Да? – удивился политрук. – Но вы же все так подробно рассказываете, как это было на самом деле! Вы же с пеной у рта объясняете, что мы Гитлера трупами закидали. Это же вы кричите, что народ войну выиграл, а не командиры, и тем более не Сталин. Это же вы всем объясняете, что советские герои – это миф! Ты же сам, Мироненко, рассказывал, что мы – миф!

- Простите, вы политрук Клочков? – спросил Мироненко.

- Именно, - ответил командир. – А это мои бойцы, которым суждено сложить головы в этом бою у разъезда Дубосеково! Но ты же, Мироненко, уверял, что всё было не так, что все эти герои – пропагандистский миф! И знаешь, что мы решили? Мы решили и вправду побыть мифом. А Москву оборонять доверить проверенным и надёжным людям. В частности, тебе!

- А вы? – тихо спросил историк.

- А мы в тыл, - ответил один из бойцов. – Мы тут с ребятами думали насмерть стоять за Родину, за Сталина, но раз мы миф, то чего зря под пули подставляться! Воюйте сами!

- Эй, русские, вы долго ещё? – прокричал продрогший немецкий танкист.

- Сейчас, Ганс, сейчас – махнул ему политрук. – Видишь, Мироненко, время не терпит. Пора уже Родину вам защищать.

Тут из окопа выскочил академик Пивоваров и с поднятыми руками резво бросился к немцам. В руках он держал белые кальсоны, которыми активно махал.

- Срам-то какой, - произнёс один из бойцов.

- Не переживай, - хмыкнул Клочков. – Это уже не наш срам!

Двое немецких танкистов отловили Пивоварова и за руки дотащили его до траншеи, сбросив вниз.

- Швайне, - выругался немец, разглядывая комбинезон. – Этот ваш герой мне со страху штанину обоссал!

Второй танкист стрельнул у панфиловцев закурить и, затянувшись, сказал:

- Да, камрады, не повезло вам! И за этих вот вы тут умирали! Неужто в нашем фатерлянде такие же выросли?

- Да нет, камрад, - ответил ему один из панфиловцев. – У вас теперь и таких нет. Только геи да турки.

- А кто такие геи? – уточнил немец.

Боец Красной Армии прошептал ответ агрессору на ухо. Лицо немца залила краска стыда. Махнув рукой, он пошёл к танку.

- Давайте побыстрее, кончайте с нами, - сказал он. – От таких дел снова умереть хочется.

Из траншеи к политруку кинулся Сванидзе.

- Товарищ командир, вы меня неправильно поняли, я ничего такого не говорил! И потом, мне нельзя, у меня «белый билет», у меня зрение плохое и язва!

Политрук доверительно наклонился к Сванидзе:
- А ты думаешь, тирана Сталина это волновало? Он же пушечным мясом врага заваливал! И тем более, я тебе не командир. У вас свой есть – опытный и проверенный! Вот он как раз идёт!

Из глубины траншеи к месту разговора подходил Никита Михалков, держа в руках черенок от лопаты.

- Товарищ политрук, как с этим можно воевать против танков? – взмолился режиссёр.

- Тебе виднее, - ответил командир. – Ты же это уже проделывал. Да, там у тебя, кстати, кровати сложены. Можешь из них быстренько противотанковую оборону наладить! Ну, или помолись, что ли. Авось поможет!

Тут политрук скомандовал построение своих бойцов.

- Куда вы? – с тоской в голосе спросил Михалков.

- Как куда? – усмехнулся политрук. – Занимать позицию у вас в тылу! Заградотряда НКВД под рукой нет, так что мы сами его заменим! И если какая-то сволочь из вашего штрафбата рванёт с позиции, расстреляем на месте за трусость и измену Родине!

- Так ведь штрафбатов ещё нет!

- Один создали. Специально для вас!

Немецкие танки взревели моторами. В траншее послышались отчаянные крики и ругань – новые защитники Москвы выясняли, кто первым начал разоблачать мифы и втравил их в эту историю. Всем скопом били Федотова, после чего его с бутылкой выкинули из траншеи под немецкий танк. Кто-то крикнул ему на прощание:

- Ну, за Родину, за Сталина!

Михалков вцепился в уходящего политрука:

- Товарищ, у меня отец воевал, я всегда был патриотом и защитником героев, помогите мне!

- Только из уважения к тебе, - ответил политрук. – Даю отличное средство для сражения с врагом! Лучше не бывает!

И командир протянул режиссёру бадминтонную ракетку и три воланчика.

- Прощай, Родина тебя не забудет, - похлопал политрук Михалкова на прощание и устремился вслед своим уходящим бойцам…

http://petrovchik.livejournal.com/

(no subject)

По наводке соратников информирую о рукопожатном событии: открылась выставка "Неизвестный Солженицын".



По-моему, взгляд собаки - умнее, и уж, по крайней мере, - психически здоровее

http://pilgrimminstrel.livejournal.com/3974004.html


<input ... ><input ... ><input ... ><input ... ><input ... ><input ... >