September 28th, 2010

Лунтик Айфонович Модернизаторский.



Про отставку Лужкова

Свершилось! Кепку натянув,
Лужков поплёлся вон.
И вот уже спешат лягнуть
Его со всех сторон.

Старик Батурин, все орут,
Проворовался весь.
И в Подмосковье пчёлы мрут,
И сбита с мэра спесь.

Раздался из яслей Кремля
Медвежий грозный рык.
И вскоре орден, как сопля,
На грудь герою - шмыг!

Московским геям стало вдруг
Намного легче жить,
Они начнут, собравшись в круг,
На площадях кружить.

В Москве всё больше чёрных глаз
И золотых зубов.
И для ·южанЋ - что фантомас,
Что Ресин, что Лужков.

И если хреном был Лужков,
То Ресин - как редис
Двоих обкомовских дружков
Нам дал гарант Борис.

Ещё не самый мерзкий мэр,
Ведь где-то есть Белых.
Есть Матвиенко, например,
Кадыров среди них...

Ну что ж, Лужков пинка под зад
Сегодня отхватил.
А под шумок какой-то гад
Москву переделил.

Дадут Лужкову пенсион,
И, сидя в гамаке,
Напишет пару книжек он,
От власти вдалеке...

Задержат пенсию? Ну что ж!
Работает жена.
С такой женой не пропадёшь:
Она ведь так умна!

Так значит всё у всех окей,
Ол-райт и вери гуд.
Всё меньше на Руси людей,
Кругом деревни мрут.

На попе, гукая, сидит
Кремлёвский имбецил.
Он про доверия кредит
Нам что-то пробубнил.

Ты где, Иосиф, твою хвать,
Где воронёный ствол?
С утра так хочется сажать...
Желательно - на кол.

zhurnal.lib.ru/editors/b/baranow_p_a/l.shtml 

Не знаю как вы,а я уже запасся поп-корном(все закрома забил)


Все имена вымышлены, все совпадения случайны, хехехехе

Битва за столицу

Столичный мэр Пушков приехал на работу рано – стрелки его часов стоимостью 40 тысяч долларов показывали 7.50 хмурого столичного утра. Начинался его второй рабочий день после внепланового отпуска, в который он был фактически принудительно отправлен после серии разоблачительных материалов, показанных по всем центральным каналам. В других странах после такого мэры обычно сами уходят в отставку, а особо честолюбивые ложатся виском на дуло пистолета, но не таков был Пушков. Мало того, что он, как старый матерый дуб, не согнулся под натиском информационной бури, так еще и попытался перейти в контрнаступление, подготовив многочисленные иски в суды против взбунтовавшихся СМИ. Однако и тут его ожидал сюрприз: столичный городской суд, ранее неизменно встававший на сторону Пушкова в любом споре, неожиданно восстал против своего благодетеля, дав выиграть дело давним оппонентам градоначальника из рядов «несогласных геев». Это стало первым тревожным звоночком для мэра.

Умом он понимал, что уже давно, еще минимум лет 10 назад, должен был бы уйти – красиво, эффектно, дабы оставить по себе добрую память в среде столичных обывателей. Но его не пускали. Супруга градоначальника, Алена Кабурина и ее многочисленная родня, неплохо поднялись, породнившись с Пушковым. Сама Алена неоднократно занимала призовые места в рейтингах самых богатых людей планеты, публикуемых рядом респектабельных западных журналов, а ее родственники возглавляли многочисленные фирмы и фирмочки, успешно «осваивавшие» столичный бюджет. Но все хорошее когда-нибудь кончается. Это понимал и сам столичный градоначальник, тем не менее всячески оттягивая неприятный момент ухода из красного дома с колоннами на главной столичной улице.
Десять дней назад он имел неприятную беседу с Главой Государства Волковым, который намекнул Пушкову, что пора бы паковать чемоданы. Но Пушков, обоснованно называвшийся политическим тяжеловесом, имеющий поддержку как в бизнесе, так и среди политиков. Поэтому он и не воспринял всерьез намек, но настоятельное предложение уйти в отпуск и подумать принял. Во время отпуска он продолжал хорохориться, заявляя, что ни при каких обстоятельствах не уйдет в отставку досрочно.
…Зайдя в приемную, он сухо кивнул секретарю, снял свою легендарную кожаную кепку-восьмиклинку и серый плащ от «двух педерастов» - «Дольче и Габбана» и прошел в свой кабинет. Разложил документы и уже готовился по селектору вызвать своих многчисленных замов. Как вдруг секретарь из приемной сообщил:
- Михаил Юрьевич, к Вам Ваш пресс-секретарь. Говорит – срочно!
«Что еще там случилось», - про себя подумал Пушков, а секретарю сказал:
- Просите.
Вошел пресс-секретарь – одутловатый китаец Хой, внук комиссара гражданской войны, правая рука мэра и его тень, выполнявший, как говорили злые языки, некоторыех, гхм, деликатные поручения градоначальника.
- Михаил Юрьевич, Глава Государства подписал указ о Вашей отставке. Только что. «В связи с утратой доверия»… Что делать будем?
Пушков помрачнел. Значит, Глава Государства не шутил. И перспективы перед ним рисовались отнюдь не радужные. Эх, не надо было возвращаться из оптуска, из одной высокогорной альпийской страны, где стараниями супруги (точнее, ее фирмы «Аптеко») было отстроено тихое семейное гнездышко. Теперь же добраться до него становилось очень проблематично.
- Срочно собирайте заседание правительства. Срочно!!! Будем искать ответ на извечные вопросы «кто виноват» и «что делать»…
…Министры столичного правительства сидели за своими привычными местами в зале заседаний, понурив головы и слушая, как распаляется градоначальник. Он же, с красным от натуги и похожим на перепеченное яблоко лицо, говорил:
- Вы хоть представляете, что это значит? Уволили не меня – уволили вас! Новый мэр приведет новых людей. А вас… в лучшем случае на пенсию, а в худшем…
При этих словах практически все члены столичного правительства нервно поежились и еще ниже опустили головы.
- Надо сражаться. Сражаться до последнего. И у меня есть план. Сергей Никодимович – обратился Пушков к Хою. Составьте обращение к жителям столицы с воззванием встать на защиту градоначальника. Собирайте митинги, перекрывайте Долларовку и иные трассы, создавайте транспортный коллапс. В общем, сделайте условия проживания в столице максимально дискомфортными.
Хой, мелко кивая головой, записывал указания Пушкова ручной «Паркер» с иридиевым пером стоимостью сильно выше ста тысяч долларов в не менее шикарный блокнот, обложка которого была инкрустирована тончайшим слоем сусального золота.
- Теперь Вы, Олег Давидович – обратился глава столичного города к руководителю департамента ЖКХ. Разработайте план отключения электричества, водоснабжения и – главное – канализации, от зданий руководства страны. Пусть почувствуют всю прелесть отсутствия элементарных коммунальных удобств. Может, это и жестко, и жестоко, но столицу мы, - мэр обвел взглядом членов столичного правительства, - НО СТОЛИЦУ МЫ ПРОСТО ТАК НЕ СДАДИМ!
http://legatus-minor.livejournal.com/

Пи...ц?